РАЗГОВОР ЗА КРУЖКОЙ ПИВА о “газе собственного разлива”

РАЗГОВОР ЗА КРУЖКОЙ ПИВА о “газе собственного разлива”

Разговор за бокалом пива о газе «собственной добычи». О том, почему такая цена и можно ли ее снизить в 2-3 раза, как обещает Тимошенко или в 5-6 раз по рецепту Тягнибока. Попробовали разобраться “на пальцах” в этой неоднозначной проблеме.

Вопрос: говорят, что импортный газ это одно, а собственной добычи – это другое. По Конституции недра принадлежат народу, и все, что в недрах – тоже народное. Почему бы народу не продавать газ дешевле рыночной стоимости? Выполняем требование злого МВФ?

Ответ: недра действительно народные – см. ст. 13. Но. Газ залегает глубоко под землей. Его нужно оттуда извлечь. Этим занимается «Нафтогаз». За это мы ему и платим.

Вопрос: но не столько же?

Ответ: а сколько?

Вопрос: ну… Тимошенко говорит о том, что себестоимость газа украинской добычи всего 15 долларов, а продавать его хотят по 260-270. Это почти в двадцать раз больше.

Ответ: Тимошенко много чего говорит. Только правду ли? Самый дешевый газ – в России. Себестоимость его добычи, по их заявлениям – 20 долларов за 1 тыс. кубов. Дальше идут Эмираты – приблизительно 40 долларов, Иран – 50 тыс. Украина рядом не стоит с такими ценами.

Вопрос: а сколько? Какова цена вопроса?

Ответ: это я тебе чуть позже скажу. Сначала объясню, что входит в цену газа. Кое-кто думает, что подача газа в их газовые плиты процесс простой: пробурил дыру в земле, вставил трубу – и потек голубой ручеек. На самом деле это сложнейший процесс.

Извлечь газ из недр – это даже не полдела. Сначала его нужно найти. Месторождения газа похожи на дырки в сыре, понимаешь? Только это не пещеры, наполненные газом, а такие лакуны с породами, насыщенными газом. Некоторые залегают на глубине 2 километра, некоторые – глубже 5 километров.

Их поиск – процесс длительный, сложный и очень дорогой. Газовая компания покупает у государства лицензию на поиск и разработку месторождения. Это стоит не один миллион. Компания еще даже не приступила к исследованиям, а уже платит. Загни один пальчик.

Процесс поиска месторождения длится несколько месяцев с привлечением фирм, которые на этом специализируются. Им тоже надо платить. Тут уже речь идет о десятках миллионов. Хороший зарубежный специалист берет до 3 тысяч долларов в день за свою работу. Газа еще нет, а компания платит и платит. Это называется инвестициями. Загни еще один пальчик.

Нашли месторождение. Оно должно быть не первым попавшимся, а достаточно крупным. Ибо мелкое не даст столько газа, чтобы покрыть расходы на его разработку.

Далее проводится пробное бурение, чтобы подтвердить действительно ли месторождение имеет такую мощность, какую заявили исследователи. Это опять таки не один десяток миллионов. Иногда поисковики ошибаются и газа против ожидания мало – тогда компания несет убыток. Это третий палец.

Наконец, ставят вышки и бурят несколько промышленных скважин. Это миллионы и миллионы. Причем расходы разные, пробурить скважину на 2 километра это одна сумма, а на 6 километров – другая. К тому же грунты, которые бурятся – разные.

Загни четвертый палец и обрати внимание: газовая компания вложилась в не одну сотню миллионов, а прибыли пока нет. Более того, если у нее недостаточно собственных средств – приходиться кредиты брать, которые надо обслуживать. Газа еще нет, а проценты по кредитам идут.

И вот, наконец, газ пошел. Но. Его напрямую потребителю продавать нельзя. Его нужно чистить. Там много примесей: парафин, сероводород, азот, вода. Дезодорацию нужно делать, что есть процесс не из дешевых. А оставить, например, пары воды нельзя – коррозия быстро «сожрет» трубопроводы и другое оборудование. То же с парафинами, которые «забивают» газовые сети. Этот процесс называется подготовкой к транспортировке потребителю. Это деньги и немалые.

Теперь сама транспортировка. Газ мы добыли в Полтаве, а ваша плита стоит в Одессе. Это несколько сотен километров по трубам, иногда до тысячи набегает, труба ведет не по прямой лежит, а идет через города и веси иногда весьма прихотливо – посмотри схему наших газопроводов. Этим дочка “Нафтогаза” занимается – “Укртрансгаз”, ее расходы тоже в цену газа, который ты жжешь на кухне, входит.

И все было бы ничего, если бы газ сам тек по трубам. Но он, подлец, не желает. Его качать надо, нагнетать под давлением. Для этого есть газокомпрессорные станции. Много станций. Их обслуживание, ремонт, зарплата персоналу – все это входит в себестоимость газа.

А еще компрессора потребляют электроэнергию и тот же газ. Ты в курсе, что для того, абы «протолкнуть» тысячу кубов газа на 100 километров, надо сжечь 100 кубов этого самого газа. И чем больше «плечо доставки», тем выше себестоимость газа.

Ну и еще одно: рента. Сейчас про нее кто только не говорит. Дофига экспертов развелось. Говорят: газ народный – это правильно. Только Юлия Владимировна почему-то предпочитает молчать о второй части ст. 13 Конституции, в которой говориться, что недрами распоряжается от имени народа государство. Функция такая у него.

От имени народа государство продает право компании добывать и продавать вам газ. Это называется рента.

Вопрос: и большая она – рента? Говорят, что это копейки.

Ответ: говорят, что Землей марсиане правят. Некоторые верят. Рента на «старых» скважинах составляет 29%. Продала компания газа на миллиард – 290 миллионов заплати не греши. Заплати раньше, чем рассчитаешься по кредитами и зарплатам персоналу. Правда, на новых месторождениях ренту снизили до 12%, а там, где глубина залегания газоносных площадей более 5 километров – 6%. Это чтобы стимулировать разведку и открытие новых месторождений.

Вопрос: а если снизить ренту – газ можно дешевле населению продавать? Тимошенко, например, об этом говорит.

Ответ: теоретически да. Но опять же одно «но». Даже если поставить нулевую ставку ренты – то цена снизится меньше, чем на треть. Но не в 2, не в 3 и тем более не в 5 раз.

Но те, кто слушает Юлю, упускают один важный момент. Куда идут сотни миллионов от уплаты ренты? Правильно: в госбюджет. Из этих денег вам платят пенсии, стипендии; это зарплата бюджетников; это расходы на армию.

Не будет ренты, у вас газ подешевеет на 20%, но где денег взять на медицину, образование, науку, социальную сферу? Знаешь, сколько у нас только на одних «переселенцев» государство ежемесячно «отстегивает»? Около 600 миллионов.

Кстати, 5% ренты от добычи газа идет в местные бюджеты, если кто не знал. Тут этим, как его… территориальным громадам, на территории которых добывают газ, жутко повезло.

Вопрос: так какова же реальная себестоимость газа украинской добычи?
Ответ: а единой цифры нет. Есть усредненный показатель. На новых месторождениях на Днепровско-Донецкой впадине с учетом затрат на разведку, уплату ренты и т. п. – порядка 180-200 долларов при глубине скважин от 2 до 5 километров. Бывает и больше – в зависимости от глубины залегания газа и других вещей.

На разработанных месторождениях себестоимость добычи порядка 100 долларов. Бывает 70. Это без учета доставки тебе на кухню. Но их благодаря «бурной деятельности» предыдущих урядов становится все меньше. Мы только сейчас начинаем поднимать уровень добычи.

Хочешь – проверь, а не верь на слово политиканам. По мере того, как скважина окупается, стоимость добычи падает. Но ненамного – есть расходы, которые никуда не денешь, я уже об этом говорил.

Вопрос: а почему нельзя дешевле продавать тот, который по 70?

Ответ: да потому, что он вливается в трубу, в которой газ по 220. Выводится средняя цена. Компания не может работать себе в убыток.

Вопрос: а откуда же в России такая мизерная себестоимость, Сибирь это же не Полтавская область, там природные условия суровые, бездорожье и т. п.?

Ответ: а черт его знает. Не знаю, чесно. Не скажу. Могу только догадываться, что это обыкновенная манипуляция цифрами. Как эти наши мифические 15-25 долларов, которые учитывают только стоимость газа на выходе из земли без всего остального.

Себестоимость там действительно может быть ниже, чем у нас – за счет мощности месторождений. У нас месторождение в 200 миллионов кубов уже считается крупным, но эти 200 миллионов быстро заканчиваются и надо снова вкладываться в разведку и добычу. А там месторождения-миллиардники: пробурился, и качай годами. Кстати, с Катаром, Ираном, Эмиратами тот же компот.

Вопрос: то есть, выхода нет, мы должны платить «как в Европе»?

Ответ: да, выхода нет, да придется. Никуда не денешся. Иначе «Нафтогаз» в трубу вылетит. У нас с 2005 года, когда Ехануров заставил «Нафтогаз» поставлять газ населению по сниженной цене, тот лишился средств на разработку новых месторождений и уровень добычи падал ежегодно где-то на 10%. Это еще и потому, что тогда рента была больше 50%.

Вопрос: но ведь жили же с дешевым газом десятилетиями и ничего.

Ответ: как ничего? “Нафтогаз” в вечных убытках был. Он и сейчас был бы в убытках, если бы не повысили цену и государство за наших бабушек 85% его стоимости не компенсировал компании через субсидии. Но это тришкин кафтан, перекладываение денег из одного кармана в другой.

Пойми, дешевого газа не бывает. И дешевой коммуналки соответственно. Нигде. В той же Польше куб газа без учета абонплаты за счетчик,  на наши деньги – 12 гривень. Тысяча кубов – 12 тысяч отдай, не греши. Это где-то 330 долларов.

А Польшу с нами сравнивать нельзя. Мы за счет дешевого газа дожились до того, что у нас инфраструктура на ладан дышит. У нас оборудование дедовское в отличие от поляков. Ты представляешь, какие колоссальные деньги нужны, чтобы всю эту гниль кое-как поддерживать. И с каждым годом ситуация только ухудшается. А денег нет. 

Это как с машиной: если ты за ней вовремя не ухаживаешь, то через несколько лет придется вкладывать большие деньги, чтобы она ездила и соответственно, меньше кушать. Поляки свой уровень нищеты, который нам не снился, прошли в 90-е. Там 10 лет Больцеровича проклинали. А на одиннадцатый наградили. А у нас аттракцион невиданной щедрости: низкие цены на коммуналку, льоготы, субсидии – все, чтобы народ правильно голосовал.

Если уже за Юлю заговорили: бабушки до сих пор “Юлину тысячу” вспоминают. Миллиард с гаком долларов бросила избирателям и? Про инфляцию молчу. Тут другое: вместо того, чтобы модернизировать те же газовые сети, мы этот миллиард с гаком просто проели. Только экономику ведь не обманешь. Популисты, друг мой, – это самые страшные люди. Они гробят державу. У нас и сейчас дофига популизма. Вот хочешь, расскажу, как литовцы из дерьма выбирались в 90-е?

Вопрос: ну?

Ответ: шоковой терапией. В том числе по газу. Сразу установили драконовские цены на уровне мировых – как хочешь, так и крутись. Не можешь оплачивать коммуналку в трехкомнатной квартире – продавай и покупай однокомнатную. Никого не волнует. Не можешь содержать однокомнатную – там специальные общаги оборудовали из бывших казарм Советской Армии. Так и выкарабкались. А у нас 25 лет страну в состоянии полуагонии держали. Додержались.

Знаешь, анекдот: батьку, давай ты будешь торговать, а я сдачу давать. Хватит, батьку торговать – уже нечем сдачи давать. Вот и мы подошли к такой черте. Думаешь, тому же Порошенко шибко хочется вот эти вот меры принимать, за которые его бабуси ненавидят? Выхода у него нет. И у Тимошенко не будет. Можно, конечно, цену на газ снизить, а убытки за счет кредитов компенсировать. Но тогда в конце концов мы Венесуэлу получим. Там тоже 20 лет бензин по 1 центу за литр продавали. Сейчас элементарно жрать нечего.

Кстати, в Польше тоже есть субсидия на коммуналку, но ее получают единицы. Те, у кого доход ниже минимальной зарплаты. Причем они должны жить в маленькой квартире. И то субсидия там 60%, а не 85 как у нас.

Кстати, почему в разых странах разная цена на газ? Это все накладные расходы: у кого-то налоги выше, у кого-то плечо доставки меньше, кто-то скидку получает за большие объемы закупок, у кого-то транспортная система помощнее, у кого-то оборудование похуже. У нас здорово похуже.

Вопрос: а если привлечь иностранные компании? Тимошенко говорит, что конкуренция с их стороны заставит «Нафтогаз» снизить цену. Сейчас он монополист, а когда зайдут иностранцы…

Ответ: скажи, а иностранцы что, идиоты? Зачем им себе в убыток работать? Они лучше вложатся, например, в североморские месторождения и будут продавать этот газ нам по 280 долларов. Или же станут добывать у нас и продавать по мировым ценам. Тут Юля просто лукавит и знает это.

Есть другой выход: покупать газ в России. Они уже готовы продавать его нам дешевле, чем европейцы и даже дешевле, чем «Нафтогаз».

Вопрос: и… в чем тут подвох? Есть же подвох?

Приятель, допивая пиво: конечно есть. Знаешь, что такое демпинг? Это когда продают какой-то товар дешевле, чем его себестоимость у конкурентов. Конкуренты ра-зо-ря-ют-ся и…

Вопрос: и после этого тот, кто демпинговал, резко поднимает цену.

Ответ: правильно мыслишь. Но есть и другая сторона медали: низкая цена на газ не стимулирует модернизировать производство, наши товары становятся нпеконкуреноспособными по качеству и мы получаем застой в экономике и как следствие низкие зарплаты, а от них и низкие пенсии.

Такой вот круговорот.

Пиво пил ПАВЛО ПРАВЫЙ

Загрузка...
Загрузка...

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *